Владимир Владимиров , 2 января в 09:22

Сергей и Наталья Ридванецкие: «Иногда спектакли делали из ничего»

 Херсонский академический музыкально-драматический театр им. М. Кулиша, празднуя свой 80-й (185-й) юбилей, открыл новый сезон долгожданной премьерой — «Калека с острова Инишмаан» Мартина МакДонаха. Ее художниками-постановщиками стали Сергей и Наталья Ридванецкие из Черкасского музыкально-драматического театра, которых сейчас заслуженно считают одними из лучших мастеров театрального оформления. Сценография Сергея и костюмы Натальи всегда имеют авторский почерк и становятся органической составляющей в спектаклях ведущих украинских режиссеров. После премьеры в Херсоне пообщались с художниками.

— Как вы познакомились?

С. Я родился в Черкассах, Наташа — в Дрогобыче. А познакомились, когда учились во Львовском институте декоративно-прикладного искусства.

Н. У нас был маленький институт, и все друг друга знали. Жили в общежитии, везде пересекались, а как-то общий товарищ пригласил нас на Старый новый год в Карпаты. Собралось людей с двенадцать. Во Львове дождь, оттепель, а туда приехали — настоящий карпатский снег! И на телеге ехали, и на узкоколейке нас подвозили, и хлебные машины подбирали. Приехали ночью, разожгли печь и праздновали. С тех пор начали встречаться.

С. После института я поехал по направлению в художественный фонд Черкасс. А Наталья еще год доучивалась, а в следующем 1993-го мы поженились, и я забрал ее в Черкассы.

— И там начали свою театральную творчество?

С. Нет, ведь я никогда не думал о театре. Мы были на вольных хлебах: я занимался живописью, Наталья преподавала в училище на отделении декоративно-прикладного искусства. Для заработка много чего делали: вырезали иконостасы, витражи, интерьеры проектировали.

Читателю на заметку: лучшие рекламные материалы могут быть только те, которые изготовлены с использованием современных цифровых технологий печати. Цифровая типография «Формат-Харьков» предлагает самые лучшие решения в офсетной полиграфии: отличные маркетинговые материалы, многокрасочные почтовые рассылки - Direct Mail, печать рекламных листовок, календарей и открыток.

Н. А в театр я попала благодаря рекомендации подруги-художницы. С однокурсницей Ириной Хабаровою поставила один спектакль, второй, третий...

С. Как-то напросился к ним на репетицию, и это меня очень заинтересовало. А вместе начали работать уже в Дрогобыче, куда нас пригласили в театр художниками. Очень плодотворно работалось, было даже за год по 10 премьер. Город маленький, и надо постоянно обновлять репертуар. Это достаточно серьезная школа и в плане выживания, потому что в то время были большие проблемы с выплатами зарплат. Даже было так: отыграли спектакль — поделили на всех работников сумму, которую заработали. Иногда спектакли приходилось делать из ничего. И оформлением для сказки «Маленькая фея» стали собранные картонные коробки из-под телевизоров, холодильников, сигарет. Все это мы пожмакали, обклеили тканью, и в целом материальная часть спектакля обошлась в 250 гривен!

Пять лет мы проработали в Дрогобыче, а в 2003-м нас пригласили в черкасский театр и сразу бросили на спектакль Александра Дзекуна мистерии Шевченко «Большой погреб». Харизматичный Дзекун каждого вдохновляет на бурное генерирование. И сколько того «Большого погреба»? Аж три-четыре страницы. А мы две кипы бумаги обрисовали идеями, которых хватило бы на несколько спектаклей.

Н. Несомненно, работа с этим режиссером повлияла на наше дальнейшее творчество — как и со всеми другими (боюсь кого-то из них не назвать, чтобы не обидеть). Еще с Александром Дзекуном мы начинали «Берестечко» за Линой Костенко в Ровно. И в это время спектакль «Фердидурке» Гомбровича в постановке Проскурни пришлось представлять за рубежом. «Берестечко» группа уже заканчивала без нас и получила Шевченковскую премию.

— И «Страшную месть» по Гоголю херсонского театра 2010 года номинировали на Шевченковскую премию, куда вас уже было внесено в качестве художников-постановщиков. А как началось ваше сотрудничество с ее режиссером Сергеем Павлюком?

Н. Случайно. Ему нас представили как художников, когда он начал ставить в нашем театре свою дипломную работу «Дума о братьях Неазовских» Лины Костенко. Это было 11 лет назад, и, кстати, она и до сих пор в репертуаре. Единственный минус, что уже поменялись актеры, а с каждой актерской заменой спектакль что-то теряет, но что-то и добавляет. Так же произошло и с «Энеидой» в херсонском театре, которую мы ставили с Павлюком несколько лет назад.

С. Кажется, режиссер Сергей Проскурня сказал: «Почему вы удивляетесь? Это живой организм: спектакль рождается, зреет, болеет и умирает». Но главное — не растерять то задание, что было задано, иметь определенную дисциплину и знания, чтобы сохранить. Просто сохранить — это не так легко. А с Павлюком мы сделали 11 спектаклей по всей Украине и теперь пятый — в Херсоне. В Черкассах мы работали над «Садом Гетсиманським» за Иваном Багряным, в Коломые — над «Вием», в николаевском театре вместе ставили «Наталку Полтавку» и «Тень» Евгения Шварца. Хоть с Сергеем спорим, и с ним работать легко, потому что мы чувствуем друг друга — кто-то начнет фразу, а второй закончит. И самое интересное, пожалуй, тогда, когда уже не знаешь, кто что придумал. Втроем общались, а чья была идея? Это уже момент доверия между режиссером и художником.

— У вас не бывает ощущения, что идеи и открытия вам откуда приходят?

С. Очень часто. И если говорить о наших спектаклях с Сергеем, то все время что-то придумываем и расходимся. На следующий день разворачиваем украинскую мифологию и понимаем, что попали в десятку — просто мистика какая-то.

Н. Вот как в «Наталке Полтавке» с теми знаками на воротах и обрядовом столбе. В «Саду Гефсиманском» тоже были такие моменты. Или «Дума о братьях Неазовских», где и колесо, и символические «родици» — три женщины.

— Начиная спектакль, смотрите образцы на эту тему?

Н. Стараемся себя этим не загружать, потому что подсознательно может отложиться. Сейчас работаем над «Захаром Беркутом» за Иваном Франко в Коломые, и пока что не придумали своего, даже не смотрели известного фильма Леонида Осыки. Между прочим, очень интересно работать над этим материалом. Иван Яковлевич еще такой не раскрытый! И я же его землячка!

— А какие впечатления от вашей последней премьеры — «Калека с острова Инишмаан»?

Н. Это уже наш второй спектакль по этой пьесе ирландского драматурга. Первый был пять лет назад с Владимиром Петривым в Ровно. Разные режиссеры — разные спектакли, у нас другие акценты.

С. В Ровно спектакль более эмоциональный и добрее, а у Сергея получилось жестче и острее. В Ровно был счастливый финал. Но, возможно, трагический финал у Павлюка актуален, ибо реалии таковы, что людям с ограниченными возможностями всегда трудно выживать.

— Именно вы в сценографии дом-магазин, где проходит жизнь островитян, разместили посреди кладбища, сделав философское обобщение: все равно все придут туда.

С. И все младшие персонажи хотят с этого острова куда-то переехать. А он не пускает. Только калека Билли вырвался из него, и в конце концов возвращается, потому что так суждено.

Комментарии

Загрузка...
Интер - программа на неделю