Владимир Владимиров , 24 января 2013 в 08:11

Псевдонаучные мифы о билингвизме

Билингвизм существует независимо от политического вектора. Легко понять тех, кто недоволен состоянием и развитием украинского языка и тревожится за его будущее. Но бестолковую государственную политику в этой области почему-то упрямо не желают отделить от сферы личной. Читая опусы профессиональных защитников языка, начинаешь подозревать, что основная угроза исходит не потому, что нет полноценного книжного рынка, толковой государственной политики и т.п., а потому, что люди, говорящие на русском, все еще существуют.

Характерно, что в лингвистических разведках наших украинистов основное место занимает проблема билингвизма. Причем уровень личного билингвизма — владения двумя языками с попеременным их использованием, способность употреблять для общения две языковые системы, — смешивается с явлением государственного билингвизма. Временами попадаются просто какие-то ужасы об «угрозе билингвов, размывающих языковую структуру украинского языка», а заодно идейное и законодательное поле.

Читателю на заметку: при разговоре о билингвизме не следует забывать о невербальных средствах общения, понятных для носителей всех языков. Важно понимание и значение визуального контакта в невербальном общении (ведь в словах можно скрыть свои эмоции, а во взгяде это сделать значительно труднее) - подробнее о невербальном общении можно ознакомиться на сайте http://neverbrech.ru.

Под словом билингвы понимают, как правило, людей, с раннего детства освоивших два языка. Чаще всего это дети от смешанных браков — естественные билингвы с двумя родными языками. Это явление не наше изобретение — в настоящее время детский билингвизм охватывает почти половину детей на нашей планете.

Билингвизм — это данность. Ребенок из бикультурной семьи имеет значительно меньше шансов стать шовинистом. Те, кто говорит, что самые заядлые националисты — полукровки, к сожалению, правы. Потому что именно им, как никому, известно чувство собственной неполноценности в связи с частичной принадлежностью к «неприкасаемым». Поэтому именно те, кто говорит об «угрозе билингвизма» нашей первозданной чистоте (языковой или этнической), зачастую и продуцируют угрозу. Ребенок-билингв должен осознать, что все, чем он наделен папой и мамой в равной мере, — это богатство, а не проблема. В свою очередь, родители имеют право и обязаны общаться с ребенком на родном языке — ведь только в рамках родной речи можно в полной мере реализовать собственные эмоции, не обделив ни себя, ни ребенка радостью. Как показывает практика эмигрантских семей, попытки воспитать ребенка согласно актуальному политическому вектору или соображениями о грядущих выгодах того или иного языка чреваты отчуждением. У детей-билингвов, по мнению психолингвистов, раньше происходит дифференциация — «папа говорит», «мама говорит». И в дальнейшем для каждого понятия есть два способа реализации. Происходят, впрочем, и неприятности — когда ребенок вместо того, чтобы говорить на разных языках, начинает говорить на дикой смеси двух, что очень вероятно, если языки близки. По мнению ученых, чем больше внимания уделяют родители развитию каждого из языков, тем меньше они смешиваются, но та или иная степень смешения неизбежна. Естественный билингвизм сопряжен с определенными трудностями. Но они вряд ли фатальны. Если в семье родители говорят каждый на своем, но хорошем языке, то рано или поздно под их чутким руководством ребенок сумеет развести два языковых модуса. Трудности же подобного плана порождают привычку задумываться над собственной речью, что, безусловно, плюс.

Иное дело — билингвизм социальный. То есть то, что лингвисты называют «диглоссией». Дети говорят в школе на одном языке, дома — на другом. Может возникнуть стереотип — украинский язык для официальных учреждений, а русский — для личного общения. Однако тем, кто муссирует эту возможность как «угрозу», есть что возразить. Дело в том, что дети не осознают грань между официальным и интимным. Их общение со сверстниками в школе и с одноклассниками вне школы часто происходит именно на этом «школьном» языке. То есть из «официального» модуса легко переходит в «интимное» поле. Другое дело, что этот «школьный» язык зачастую из рук вон плох по уровню грамотности. Но в этом зачастую виноваты не билингвы, а учителя украинских школ или родственники, говорящие на суржике, думая, что говорят по-украински (то же самое можно сказать и об ужасном русском языке).

Билингвизм — интересная научная проблема. К сожалению, в нашей стране, предоставляющей такой колоссальный материал для психолингвистики, вместо систематических исследований появляются разве что спорадические статьи филологов и языковедов, направо и налево раздающих психиатрические диагнозы билингвам, предрекающих детишкам страшные беды от интеллектуальной недоразвитости до шизофрении. Что вообще не проясняет явление билингвизма, зато достаточно говорит о состоянии нашего общества.

Комментарии

Загрузка...
Интер - программа на неделю