Владимир Владимиров , 26 января 2013 в 08:13

Писатель и природа

Украинские писатели любили природу не только платонически, воспевая ее в своих произведениях. Среди них было немало заядлых охотников и рыбаков, цветоводов, овощеводов и садовников. Были даже биологи по образованию. Поэт и критик Михаил Доленго известен в первую очередь как выдающийся ботаник. Он был профессором и доктором биологических наук, описал около шести сотен новых цветов, открыл два десятка неизвестных науке растений, его именем даже назван один из видов березы.

Биологом по образованию был и Александр Копыленко, но в отличие от Доленго флора и фауна не стали его специальностью, а остались лишь увлечением. Дома у него был целый зоопарк: коты, собаки, ежи, кроты, хомяки, белки, морские свинки, ужи, лягушки, черепахи, канарейки, чижи, щеглы, снегири, дятлы, перепела, синицы, соловьи, малиновки, голуби, зяблики, вороны, попугаи* и еще масса разнообразной живности. Со всеми птенцами и зверенышами Копыленко умел разговаривать. Весной он выпускал своих птичек на волю — вывозил в лес и отворял клетки. А любимый перепел Копыленко вообще замучил соседей громким и звонким щебетом.

* Читателю на заметку: проект Rediskin.kg (.net) — информационно-развлекательный сайт предлагает своим читателям самую полезную и занимательную информацию охватывающую широкий спектр интересов. Начиная от невероятных событий и удивительных факты, заканчивая просто интересной информацией, как например, породы говорящих попугаев, а еще можно найти занимательные истории и просто полезные советы.

Он ни в какую не хотел улетать, хоть его постоянно выносили на балкон и приоткрывали клетку. Тогда Копыленко взял клетку, накрыл ее черной тканью и вывез далеко за город. Когда писатель вернулся домой, там его уже ожидал перепел, а поскольку клетки не было, птица, залетев через открытый балкон, уселась на печатную машинку. Преданный перепел опроверг мнение, будто птицы не привыкают к месту и к хозяевам.

Перепела Копыленко превзошла галка, жившая в семье критика Андрея Трипольского. Трипольский подобрал несчастную общипанную птицу в ботсаду. Страшилище без перьев вымыли, накормили и назвали Галкой. И Галка полюбила Трипольского искренней любовью. Она устраивалась на подушке и клювом перебирала волосы хозяина, терлась о его щеку. Галка была очень способной птицей: ее приучили ходить в туалет на специально постланную газетку, но самого большого успеха она достигла самостоятельно — научилась у соседской собаки лаять. Когда кто-нибудь из гостей в пылу спора взмахивал руками перед лицом Трипольского, Галка взлетала хозяину на грудь, широко раскидывала крылья и лаяла. Делала она это громко, мешая разговаривать, и когда уж слишком надоедала, ее запирали в туалете.

Но чудеса из чудес демонстрировал пес Берри — член семьи писателя Николая Дубова. Это был черный, густошерстный и чрезвычайно добрый, как положено собакам этой породы, водолаз. Он очень любил детей и играл с ними в разные игры во дворе писательского дома. И даже понимал правила. У Берри была обязанность — покупать папиросы для своего хозяина. Папиросы продавались в киоске недалеко от дома, в котором жили писатели со своими семьями. Дубов давал Берри 15 копеек, и пес гордо отправлялся выполнять поручение. Он выходил из подъезда, не обращая внимания на детей, которые игрались в песочнице и звали его к себе, пересекал двор, выходил на улицу и направлялся к киоску. Там он становился на задние лапы, просовывал в окошко свою огромную мохнатую голову и клал на прилавок монету. Продавец прекрасно знал Берри. Он брал деньги и выдавал псу пачку «Шипки». Пес осторожно забирал папиросы и так же степенно шагал домой. Он ни разу не измял и не запачкал слюной пачку. Лишь отдав Дубову папиросы, Берри с чувством исполненного долга возвращался к детям.

Комментарии

Загрузка...
Интер - программа на неделю