мировая экономика

Владимир Владимиров , 24 августа 2014 в 12:12

Иностранные компании скупают французские предприятия

 Заявление о слиянии швейцарской Holcim и французской Lafarge называют слиянием равных, хотя юридически новая компания будет в Швейцарии, — появилось всего через несколько дней после того, как бывший ранее министром промышленности Арно Монтебур получил новые полномочия. Монтебур — самый активный в правительстве сторонник идеи, что французский бизнес должен принадлежать французам, и самопровозглашенный интервенционист, — не стал терять время и раскритиковал еще одну крупную сделку, в рамках которой медиагруппа Vivendi продала свое телекоммуникационное подразделение SFR за €17 млрд компании Altice, которая занимается кабельным телевидением, отказавшись от предложения компании Bouygues, которое поддерживал министр.

Монтебур, ранее нападавший на основателя Altice Патрика Драхи за то, что тот не платит налоги во Франции, опубликовал угрожающее заявление, в котором сказал, что правительство будет «крайне внимательно» следить за выполнением обязательств Altice насчет трудоустройства во Франции, и призвал компанию выбирать французских поставщиков.

С Монтебуром во главе реформированного министерства экономики правительственная кампания по использованию государственных рычагов для воздействия на промышленность будет лишь набирать обороты. Ранее в этом году он не дал PSA Peugeot Citroen выйти из-под контроля Франции, потратив €800 млн денег налогоплательщиков, чтобы приобрести 14% компании — такую же долю, как у китайской автомобильной компании Dongfeng.

Неумолимая сила рынка все чаще побеждает правительство, ослабленное ограниченными государственными финансами Франции, особенно если у правительства нет непосредственной доли

В прошлом году Монтебур также наложил вето на сделку государственного телекоммуникационного оператора Orange, который хотел продать Yahoo французский стартап Dailymotion, занимающийся стримингом видео. Монтебур заявил, что такие ценные активы из отраслей новой экономики нельзя продавать американскому конкуренту.

После того как Олланд пришел к власти, правительство создало государственный инвестиционный банк BPI, инвестиции и финансирование которого направлены на разворот давней тенденции промышленного спада.

Монтебур, ярый критик глобализации, поддерживает кампанию «Сделано во Франции» и осуждает ЕС за недостаточную защиту европейских компаний.

Он пропагандирует «экономический патриотизм», ярким примером которого является запрет, наложенный в 2005 г. правоцентристской администрацией на покупку производителя йогуртов Danone компанией PepsiCo.

Но похоже, что неумолимая сила рынка будет все чаще побеждать правительство, ослабленное ограниченными государственными финансами Франции, особенно если у правительства нет непосредственной доли.

«Французские компании стали международными, и способность правительства влиять на слияния и поглощения все меньше, — сказал главный экономист Natixis Asset Management Филипп Вехтер. — Тревожно видеть, как штаб-квартиры крупных французских компаний вроде Lafarge и Publicis перемещаются за границу. В долгосрочной перспективе это означает, что решения будут приниматься за границей, а руководители и таланты тоже переедут».

В июле, когда французская рекламная компания Publicis объявила о слиянии со своим крупнейшим конкурентом, американской Omnicom, в результате которого деятельность будет осуществляться в рамках голландской холдинговой компании, возражений почти не было.

Vivendi упрямо готовила продажу SFR Altice — совет директоров Vivendi единогласно поддержал сделку, несмотря на громкие протесты правительства, включая предложение Caisse des Depots, «вооруженного отряда» министерства финансов, поддержать Bouygues капиталом.

Руководитель Altice Патрик Драхи заметил, что угрозы Монтебура, что французские банки могут не захотеть кредитовать компанию из патриотических чувств, не достигли цели. «Это вообще ничего не изменило», — сказал он.

Генеральный директор Lafarge Бруно Лафон, руководствуясь теми же соображениями, сказал газете Le Monde, что проинформировал правительство о сделке с Holcim лишь после того, как об этом узнали СМИ в прошлую пятницу.

Он также заявил, что Lafarge «не уходит из Франции». И специально добавил, возможно, отвечая «экономическим патриотам»: «Главное, что мы создаем бизнес 21 века. Мы будем международным лидером, европейской компанией, которая базируется в двух странах — Франции и Швейцарии».

Франция (La France, République Française), мировая экономика

Комментарии

Загрузка...
Интер - программа на неделю