Наберите 10 лайков, чтобы вывести материал на главную страницу

Владимир Владимиров , 7 мая в 16:24

Фильм «Живая» - история удивительной женщины

 Фильм «Живая» режиссера и клипмейкера львовянина Тараса Химича, который стал одним из фильмов новинок 2017 года, еще только готовили к премьерному показу в кинотеатрах, а он уже оказался в эпицентре внимания. Такой интерес не случаен, ведь кинолента рассказывает об истории женщины, которая, пережив драматические события в рядах повстанческой армии, сталинских лагерях, сохранила доброту в сердце и открытую душу. С режиссером фильма Тарасом ХИМИЧЕМ журналист пообщался накануне премьеры фильма.

— Тарас, для тех, кто мечтает о жизни в стране больших возможностей, ваш непостижимый поступок: получив диплом американского колледжа, вы вернулись в Украину. Вы настолько патриотичный человек настолько не прагматичный?

— Пожалуй, не прагматичный. После колледжа имел интересную работу по специальности и перспективу получить американское гражданство. Но я не ехал на заработки, не хотел там поселиться, несмотря на сложную ситуацию в Украине. Хотел получить хорошее образование. Обучение в США совершенно изменило мой внутренний мир, ментальность, помогло вырваться из этих невидимых рамок в голове, которые активно насаждала тоталитарная система образования, ощутил потребность постоянно учиться, сделать что-то большое, важное. Именно такие возможности видел для себя в Украине, которая развивается, где пульсирует жизнь и где могу творить. Мой мир, подход к жизни сменил компьютер, и я, ребенок цифровой революции, уже не видел себя просто дизайнером, а стремился творить искусство через движение, динамику.

— Когда решились отказаться от прибыльной дизайнерской специальности, которую получили в США, и принялись снимать кино?

— С тех пор, как впервые взял камеру. Это была моя мечта. Не афишировал, но друзья знали о ней. Шел к ней много лет.

Сначала прошел школу документалистики. Общение с людьми дало немало уроков жизненной мудрости. Каждая рассказанная история оставалась в памяти, а каждый отснятый документальный фильм становился для зрителей, и для меня открытием и голосом правды об определенных исторических событиях, фактах. Это, к примеру, документальные ленты об УПА, хроника Карпатской Украины.

— Вы сняли много документальных фильмов. А когда почувствовали, что созрели до полноценного кино?

— Хватало тех, кто скептически относился к такому моему шагу, мол, одно дело — снимать клипы, а браться за большое кино на самом энтузиазме может разве что неоправданный идеалист или авантюрист. Разве что, как говорят, имеешь в портфеле жизненную историю, что тянет на бестселлер. Надеюсь, это будет именно тот вариант. Ибо жизненная история бывшей связной УПА Анны Попович из Прикарпатья просто поразила, задела за душу.

— А сценарий фильма подсказала жизнь?

— Да. Фильм построен на реальных событиях. Свою историю рассказала сама героиня. Мы как раз завершили документальный фильм об УПА, уже отсняли последние кадры, и я зашел к госпоже Анне попрощаться. Несколько слов благодарности за помощь на прощание, и такой проникновенный взгляд мудрой женщины. «Если хочешь настоящую историю, приезжай, расскажу свою», — произнесла тихим голосом.

Воспользовался приглашением, мы с коллегами приехали к госпоже Анне как раз в ее день рождения. Это была скорее исповедь, а еще — сценарий фильма, написанный жизнью удивительной женщины, на долю которой выпали неимоверные испытания. Хоть о сокровенном, о том, как выдержала, не сломалась, Анна предпочитала не рассказывать. Держала боль в душе. Она дала благословение нам это сделать.

— То чем удивит фильм «Живая»?

— Мы рассказали трогательно-драматическую историю карпатской девушки, которая обладает сверхъестественными способностями: видит вещие сны и предсказывает будущее. Она оказывается в водовороте войны, советского партизанского окружения в драматический период, когда украинские повстанцы отчаянно сопротивлялись оккупантам. Ее сверхъестественные силы изменяли судьбы людей. Собственной изменить не смогла: потеряла возлюбленного, с которым должна была пожениться, маленького сыночка. Война забрала и новую любовь. Испытала предательство, коварство своих, унижения и звериную жестокость врагов. Как выжила в этом неприглядности и стала сильнее, не потеряла доброты и человечности, хотя могла затаить обиду на весь белый свет, став калекой, отбыв 10 лет каторги в лагерях, не могла вернуться в родной дом. Невыносимым было одиночество. Спасалась чудом уцелевшей фотографией любимого — говорила: вытащит из тайника, посмотрит — и на душе светлеет.

— Как шла работа над фильмом?

— В общем фильм должен был бы давно появиться на экранах — первые съемки начали еще перед Революцией достоинства. С ее началом работали урывками, потому поочередно стояли на Майдане. Фильм снимали на Прикарпатье, в основном в Горганах — тех местах, где дислоцировались повстанцы. Первым нашим кинокритиком и консультантом была Анна — она успела увидеть немалую часть отснятого материала. Едва сдерживала слезы, просматривая кадры, снятые в горах: помнила каждую крутую тропинку, которая пряталась среди густого девственного леса. И как будто заново переживала историю собственной жизни. Жаль, что не увидела готовой ленты.

— Как вам удалось собрать такой интересный актерский ансамбль, ведь гонорары не способствовали этому?

— Кастинг будущих исполнителей проводили вместе с госпожой Анной. Нескольких минут разговора и пристального взгляда в глаза было достаточно, чтобы главную роль получила актриса Ольга Комановська из Ивано-Франковского драмтеатра. Уверен, талантливая Ольга станет открытием не только украинского кино. Статус авторитетного в Украине режиссера не помешало Ростиславу Держипильскому исполнить одну из главных ролей. В фильме дебютировало немало не актеров. Однако они сыграли ярко и убедительно. Скажем, образ врага Майора воспроизвел предприниматель Владимир Правосудов.

— А двум медведям, то есть режиссерам, не было тесно в одной берлоге, то есть в пределах одного фильма?

— О, нет! Рад, что режиссер Ростислав Держипильский согласился на актерскую роль в фильме. И сразу расставил все на свои места. «Тарас, — сказал как-то, — я отключаю в себе режиссера во время съемок: я здесь актер». Однако умение руководить театральным коллективом нередко выручало во время съемок, ему удавалось налаживать отношения между актерами, чтобы смогли работать одной командой. В конце концов, никакого табу на дискуссии о режиссуре не существовало. Он прекрасно сыграл одну из главных ролей — повстанческого командира Довбуша и историю его непростой любви.

— Вы не историк по специальности, однако уверенно чувствуете себя в тогдашних реалиях, объективно трактуете исторические события и факты. Не трудно оставаться беспристрастным?

— Во многом мне помогла работа над документальными фильмами, в частности об одной из самых трагических страниц нашей истории — сталинскую оккупацию Западной Украины, правдивую историю дивизии «Галичина». Благодаря сложной истории края мы все в Галичине стали историками. Каждый народ имеет собственное отношение к своей истории, героям. Такое право имеем и мы. Должны научиться видеть не только черно-белые тона, как нас приучали десятилетиями, — жизнь гораздо сложнее, если хотим избавиться от ненависти.

Фильм задумывался как предостережение для современников, чтобы не повторять этих ужасных страниц. А достичь объективности помогают авторитетные ученые, которым доверяет общество. Сотрудничали с киевским историком Алексеем Пагирой, львовским Русланом Забилым, директором Национального музея-мемориала «Тюрьма на Лонцкого», где, кстати, сняты самые страшные кадры.

— В фильме впечатляют невероятно живописные горные пейзажи. Снимать кино в дикой природе, очевидно, непросто?

— Для актеров, конечно, был большой плюс — в Горганах не надо было представлять, которое на вид место, где происходят события. Зато было сложно физически: чтобы подняться на вершину, нужно было преодолевать многокилометровые переходы крутыми карпатскими склонами, куда никаким транспортом не попасть. И погода здесь непредсказуемая — не знаешь, чего ожидать в следующую минуту. К примеру, начали копать землянку с осени, а тут как заснежит. И так щедро снегом засыпало в кадре — красота невероятная. Но и холодно. Помогла природа и операторам — никаких проблем с освещением: на вершине место не просто непревзойденной красоты, но и солнце обеспечивает нужное освещение — спецэффекты такие, что никакой самой совершенной техникой не воссоздашь природное богатство цветов!

— Вас считают идеалистом, мол, взялся снимать фильм, не имея финансовых ресурсов.

— Что-то немножко, конечно, от идеалиста есть (смеется). Скромный бюджет, а скорее его отсутствие, компенсировали другим: был определенный опыт, команда, поддержка, а главное — был в теме, жил историей. Искали, кто чем мог помочь: и сценарий сами писали, и с амуницией, и с пиротехникой, и с реквизитом неравнодушные выручали. В конце концов, как и в любом деле, все зависит от того, кто какую имеет цель — жажда наживы или желание что-то создать. Не все же в жизни измерять деньгами! А я, художник, как и вся команда, не инфицированные вирусом заработка.

На последнем этапе, когда надо было озвучивать фильм, что называется, совсем выдохлись, и работу чуть не затормозило безденежья. Тогда финансово поддержал Львовский облсовет. С промоушеном также обошлось без финансовых затрат: неожиданно получили невероятную помощь соцсетей. Поэтому лучшей рекламы для «Живой» нечего было надеяться.

— «Живая» — ваш первый художественный фильм. Имеете что-то новое в портфеле?

— Обычно не люблю рассказывать о планах, чтобы никого не насмешить. Но я человек экстрима, поэтому живу новыми проектами.

— Видите ли перспективы у украинского кино?

— Несмотря на все трудности, однозначно! Молодое поколение уверенно заявляет о себе, и собственно кино молодой Украине очень нужно.

Комментарии

Загрузка...
Интер - программа на неделю