Наберите 10 лайков, чтобы вывести материал на главную страницу

Владимир Владимиров , 14 сентября 2012 в 16:12

Великий голос прекрасной любви

“Все счастливые семьи похожи друг на друга...” В отношении Марты и Пласидо Доминго эта известнейшая фраза Льва Толстого справедлива и несправедлива одновременно.

Когда в конце 60-х годов XX века чета Доминго находилась в Вене, Пласидо и его жена Марта на протяжении трех дней не выходили из гостиничного номера. Все это время они разучивали партию Доминго в опере Верди Маскарад. Ограничивая себя во всем, великий тенор изучал роль, а его музой являлась Марта. “Я помогала ему запоминать, – это был адский труд – вспоминает Марта. – Были и такие ночи, когда мои силы были на исходе. Я говорила: “Все, больше не могу. Засыпаю”. После этого он шел в ванную и продолжал разучивать роль там”.

Дебют испанского тенора состоялся в мае 1967 года в Берлине, тогда ему исполнилось 26. Потом пришли признание и слава. Сейчас в репертуаре Доминго насчитывается около 118 партий. Многие уверены, что всего этого не было бы, если бы не Марта. Жена всегда оставалась его надежной опорой и тылом, его главной поклонницей и лучшим критиком.

“Вы знаете, я не нахожусь в тени, – говорит Марта в одном из своих последних интервью. – Наоборот, я как раз в свете юпитеров”. Первого апреля 2002 года Марта

Доминго еще раз доказала всем, насколько ярко светит ее звезда. В Метрополитен-опера в Нью-Йорке состоялась премьера оперы Эрмано Вол-Феррари Хитрец (Sly) по мотивам пьесы Шекспира Укрощение строптивой. Режиссер этой постановки – Марта Доминго.

Она – мексиканка. До замужества Марта Орнелас была достаточно известной в Мексике оперной певицей с глубоким красивым сопрано. В 1962 году ее даже признали лучшей исполнительницей партии Сюзанны в опере Моцарта Женитьба Фигаро.

Встреча Марты и Пласидо произошла - вспоминает она. – Мне было немного за двадцать, ему – 19 лет. Он был очень красивый, такой стройный. Привлек мое внимание и заворожил меня своим артистизмом. Но я даже не могла подумать, что смогу влюбиться по уши и выйти за него замуж”. После знакомства начались совместные выступления в Израильской национальной опере, где им предложили работу. В Тель-Авиве Марта и Пласидо выступали два года. Вскоре Марта забросила собственную карьеру и всю себя посвятила мужу и воспитанию двух сыновей. “Мы верим в Бога и знаем, что наша встреча – эта судьба, – говорит Марта. – На самом деле это одно из явлений свыше, которому невозможно найти объяснение”.

Ее карьера как режиссера-постановщика началась в 1991 году с оперы Самсон и Далила в Пуэрто-Рико. Главную партию в постановке исполнял Пласидо Доминго. “Когда я руководила Пласидо, у меня было ощущение, что я управляла потоком автомобилей”, – шутит Марта. Действительно, Доминго на репетициях нельзя назвать “законопослушным водителем”. Он часто импровизирует, старается сделать образ своего персонажа более объемным, интересным. Поэтому режиссеру-регулировщику с ним приходится не сладко.

В 1999 году Марта поставила оперу Хитрец в Вашингтоне. Тогда главную партию исполнял Хосе Каррерас, вместе с ним пел и Доминго. Сейчас Марта подчеркивает: “Характер – это не платье, которое каждый может надеть. Так вот, по натуре Пласидо – жизнерадостный человек с чувством юмора, и он привнес в образ своего персонажа изюминку. Трагического алкоголика-саморазрушителя он наделил оттенками озорства и юмора”. После очередной совместной репетиции в Метрополитен-опера Марта Доминго сказала: “Мы находимся в мире оперы постоянно, независимо от того, где мы – дома или в репетиционном зале. Каждую минуту анализируем, придумываем, дискуссируем. Часто стараемся переубедить друг друга, но никогда не ссоримся. Я говорю ему: “Тебе необходимо прилечь”, а он отвечает: “Не хочу здесь, я отдохну потом”. Тогда я говорю: “Ты всегда должен быть в хорошей форме для того, чтобы первоклассно исполнить свою партию”. Я знаю, в конце концов, он меня послушает, потому что я права”.

Именно Пласидо когда-то уговорил Марту попробовать себя в качестве режиссера. “На репетициях он подбадривает меня, знаете, так же, как Цезарь когда-то своих гладиаторов”, – рассказывает Марта Доминго. Таким же Цезарем для мужа является и Марта. Музыкальные критики и приглашенные гости одной из последних репетиций оперы Верди Реквием на Национальном радио в Вашингтоне в прошлом году стали свидетелями следующей сцены.

“Дай мне закрыть твои глаза – теперь я могу дышать с тобой”, – начинает партию Пласидо Доминго, обращаясь к хору. Затем он шепчет: “Requiem aeternam, dona eis Domine” (“Полный покой, храни его Господь”). Он весь отдался пению и музыке. В свитере с засученными рукавами и маленькими очками на носу он, кажется, никого не замечает и ни о ком не помнит.

Но тут он на мгновение отрывает взгляд от сцены и поворачивается в сторону зала, ищет глазами первый ряд. Да, там сидит Марта, его любовь и самый придирчивый

критик. Жестами она как бы помогает мужу, кивком головы успокаивает: “Не волнуйся, все хорошо!”. Когда тебе за шестьдесят и ты оперный певец, твои лучшие дни позади: в этом возрасте оперные звезды приближаются к закату. В карьере Пласидо Доминго все по-другому. Он продолжает оставаться в десятке лучших теноров планеты, является художественным советником и главным приглашенным дирижером Музыкального оперного центра Лос-Анджелеса и директором Вашингтонской оперы. Как и у всех оперных звезд первой величины, его выступления расписаны на два года вперед.

Небольшие изменения в голосе Доминго произошли, когда ему уже было за пятьдесят. Безусловно, голос Доминго уже не такой, как в начале его карьеры. Зато теперь критики отмечают, что появились сила и зрелость – в этом его ценность.

С сольными концертами в Метрополитен-опера Доминго выступал 19 раз, в то время как великий Энрико Карузо – лишь 17. Кстати, на осень этого года у Доминго запланирован еще один такой концерт, двадцатый по счету. В ванной комнате в квартире Доминго много увядших цветов, их хранит Марта после выступлений Пласидо в Метрополитен-опера. Это сухие розы на длинных стеблях, подвешенные головками вниз на подставке для душа. Ощущение увядания не заботит Марту, для нее главное – память о триумфе мужа.

Недавно немецкая компания Grammophon выпустила четыре компакт-диска со всеми ариями Верди, которые исполнял Доминго в течение своей карьеры. Всего этого не было бы, если бы сорок лет назад не встретились и не полюбили друг друга Пласидо и Марта. Во всяком случае, они оба так считают.

Комментарии

Загрузка...
Интер - программа на неделю