Дмитрий Павленко , 2 декабря 2007 в 23:59

«Пиккардийская терция» в рамках концертного тура Украиной «15 лет с дня рождения» дает концерт

4 декабря, в рамках концертного тура Украиной "15 лет с дня рождения", "Пиккардийская терция" даст концерт в Днепропетровске.

Место проведения концерта - Театр им. Горького (Днепропетровск).

На свое пятнадцатилетие одна из самых известных в мире украинских групп "Пиккардийская терция" получила только один материальный подарок – акустическую гитару от мэра Львова. Все остальное – приятные слова от поклонников, эмоции и воспоминания. Вот есть, к примеру, у ребят песня про "Старенький трамвай" – так друзья организовали им "эксклюзивную" поездку на этом виде транспорта, который "пиккардийцы" игнорируют уже года три. И не потому, что "во лбу звезда" – просто все время занято гастролями.

– Какой концерт больше всего запомнился за пятнадцать лет?

– Первый: ноги тряслись, как никогда в жизни. Тем более, мы тогда решили: если публика воспримет выступление, будем и дальше работать, а если нет – поем только для друзей. Кстати, есть такие концерты, которых я вообще не помню: приходится у знакомых расспрашивать, состоялся ли он вообще...

– О "Пиккардийской терции" часто говорят, дескать, исполняют элитарную музыку на эстраде. А верите ли вы в существование этой самой эстрады в современной Украине?

– Конечно, хотя сейчас эстрада и не та, что была во времена Советского Союза, в 80-е годы, например. Тогда все музыканты были при филармониях, играли отчетные концерты – иногда по четыре в день, где все пелось "наживо". Несмотря на информационный голод, который был у музыкантов тогда, и не позволял творить более оригинальную музыку, честь им и хвала за то, что до сих пор, даже в преклонном возрасте, они играют живые концерты. Тогда ведь просто нельзя было петь под фонограмму. Эстрада – место, где выступают. И жаль, что сейчас больше говорят про шоу-бизнес, который, на мой взгляд, – постоянный обман. За границей, если работаешь под фонограмму, на афишах это указывают, а у нас часто наоборот: пишут "живой звук", а работают "под фанеру". Хорошо даже, что раньше были комиссии... Конечно, ситуации, как в фильме "Мы из джаза" – мол, вы хорошо поете, но не знаете биографии Ленина, – неправильные. Но, честно говоря, современным музыкантам до советской эстрады, как какому-нибудь новоявленному "бубке" до рекорда – еще очень долго прыгать.

– Ну, вам-то никуда "прыгать" не надо: "Пиккардийская терция" успешно гастролирует по всему миру... Насколько, кстати, сегодня популярно пение a capella?

– Не могу сказать, что Америка и Европа развивают этот жанр, но, во всяком случае, не "закапывают". Хоровое акапельное искусство больше всего распространено в Германии, Франции и Балтике. Проходит множество фестивалей. Взять хотя бы Vokal total в Мюнхене. Он длится два с половиной месяца, по три дня в неделю. Пятьдесят процентов участников фестиваля – немецкие группы, а остальные – приезжают со всего мира. Встречаются настоящие уникумы: например, в немецком коллективе Terzinfarkt поют люди, которые в повседневной жизни работают инженерами на автомобильных заводах, юристами, стоматологами. Но поют так, что далеко не каждый из хористов с профессиональным образованием подобное умеет. Все это говорит об уровне страны, которая заботится о культуре: люди имеют возможность "оторваться" в любых жанрах, которые им нравятся.

– А вот вы как "отрываетесь"? Слышала, в футбол играете с католическими монахами...

– Да, было дело. Как-то выступали в Риме, жили в монастыре вассилиан. Монахи предложили сыграть в футбол. Жестко играли: под конец один монах даже сломал руку. Но он об этом не жалел: говорил на следующий день, что счастлив, так как удалось в футбол поиграть... Мы проиграли, правда, 1:5. А еще мы в одной команде с Василием Вирастюком играли в передаче "Форт Буаяр".

– Жен футболистов на сборы не допускают. А жены музыкантов на репетициях бывают, на гастроли ездят? Ваши, к примеру?

– Мы все женились как раз тогда, когда создавали группу, поэтому иногда шутим: "Жены знали, что берут". Да, иногда они ездят на наши концерты в другие города – тогда, конечно, чувствуем еще больше ответственности. Но на репетициях жены не появляются. Музыка ведь – наша работа. Вот если человек стоит за станком, не потащит же он туда за собою жену?!

– Гастроли, концерты – это одно. А на свадьбах или похоронах петь доводилось?

– "Пиккардийская терция" пела и там, и там. На похоронах, правда, один раз: в Польше, когда хоронили нашего хорошего друга Станислава Венглеша – одного из основателей "Солидарности", приятеля Леха Валенсы. В свое время Станислав организовал нам знаковые выступления в Польше. Когда гроб стоял в костеле, а мы пели его любимого "Пустельника", казалось, что Станислав слушает... Мое мнение – все равно, где петь. Та же свадьба – это работа. Как говорят одни наши друзья, на корпоративах – тоже люди.

– Ни для кого не секрет, что музыканты "Пиккардийской терции" – любимцы женщин. Как по-вашему, в чем секрет мужской привлекательности: в красоте, в силе?

– Возможно, ни в том, ни в другом. Один мужчина хочет быть красивым, чтобы соблазнять женщин, другому нужна сила для того, чтобы кому-то что-то доказывать... А музыканту, артисту необходимы большой талант, внутренняя самодисциплина, трудолюбие, откровенность и шарм. Есть музыканты, которые, может, и не очень хорошо выглядят, но имеют харизму, из-за которой их и любят. Еще я считаю, что человек должен быть человеком – таким, каким его создала природа. А то некоторые стараются накачать мускулы – и так смешно с ними выглядят!

– Случалось на сцене слова забывать?

– Нет пока. Бумажки с текстами всегда приклеены к монитору или полу. Мой личный рецепт от склероза – петь с закрытыми глазами. Не могу сказать, что я закрываю их от удовольствия, – точно с таким же успехом могу петь и с открытыми. Я даже не знаю хорошо всех языков, на которых поет "Пиккардийская терция". Срабатывает фотографическая память – припоминаю бумажку, с которой учил текст.

– Какие продукты всегда должны присутствовать в вашей гримерке?

– Вода. От эмоций губы пересыхают. Я, вроде, не волнуюсь на концертах, но организм все равно переживает.

– Говорят, что красота спасет мир. А музыка?

– Безусловно, ведь в мире столько всего уже менялось, а музыка существует. Сколько лет прошло со смерти Баха, а слушают его и сейчас! Мы поем уже пятнадцать лет, не ставя никаких глобальных целей. Но агрессивным после наших концертов никто не выходит. Так что на день или даже на два человек уже спас себе жизнь. А если он еще и поделится своими добрыми эмоциями с окружающими – вообще чудо.



Фото звезд и знаменитостей, Концерты, шоу, представления, Гастроли, концертный тур, «Піккардійська терція»

Комментарии

Загрузка...
Интер - программа на неделю