Саша Кольцова (Каша Сальцова)

Дмитрий Павленко , 28 февраля 2009 в 12:30

Лидер группы «Крихітка Цахес» Саша Кольцова: «Я уже все испробовала. И мне нравится так, как сейчас»

по материалам www.zn.ua

Лидер группы «Крихітка Цахес» часто вводит в заблуждение поклонников вариациями своего сценического имени — Саша Кольцова или же Каша Сальцова... Кажется, ей самой больше нравится все же второй вариант. Сегодня «Крихітка», считайте, культовая группа, кумир студенческой аудитории (в частности). В композициях группы слышна стилистика пост-панка, трип-хопа, гранджа, брит-попа, а также элементы поп-приемов. Иногда называют «альтернативной поп-музыкой». Сама Саша-Каша родилась в России, в семилетнем возрасте оказалась в Киеве. Хотя она и русская, но считает украинский своим вторым родным языком.

— Сейчас на студии вы усердно работаете над новым аудиопроектом... .

— Это не аудиопроект, это альбом. 13 песен. У альбома будет название «Рецепт». Я от него уже очень устала и жду не дождусь, когда он переселится в головы людей из моей, а я займусь новыми песнями и проектами.

— Сколько сейчас клипов в вашем арсенале?

— «Вменеємен», «На першому місці», «Ангела, як я» «Деталь», «Монета», «Восени для ТНМК» и два новых, которых еще никто не видел, — «Щось на зразок» и «ВМНК». Я певица, а не актриса, поэтому не очень люблю сниматься: во-первых, это пребывание в гриме по 12—14 часов, во-вторых, не всегда естественные роли, поэтому в последних клипах я не играю ничего такого, а просто делаю в кадре то, что хорошо умею делать, — пою. Поскольку с появлением клипа музыка начинает восприниматься иначе, то отношусь к этому как к необходимому злу: не всегда настроение, которое мы вкладываем в музыку, передается в видео на 100%. Люблю, когда все действуют по продуманному плану и имеется вдоволь техники для импровизации. Если у нас с режиссером нет принципиальных разногласий и он точно знает, что делает, или я просто ему доверяю, — он может делать что хочет. Я вмешиваюсь только в «кричащие» моменты. Например, положительный опыт работы у нас со студией «ФилмТостер», Сергеем Познан­ским, Игорем и Сашей Стеколенко и Андреем Толошным, снявшим последних два клипа, хотя я все еще думаю, что снимать меня снизу — плохая идеяJ. Обычно, если у людей есть видение и профессионализм, с ними легко работать.

— А у каких из ваших песен наиболее неожиданные истории создания?

— В историях написания песен, как и в историях зачатия детей, подробности лучше не обнародовать, это все же закрытый процесс.

— Можете ли сказать о себе: «Я — индивидуалистка»?

— Мы и так все уникальны, какой смысл дополнительно это подчеркивать? Я верю в то, что делаю, и вижу в этом смысл. Если вы не видите смысла в том, чему посвятили жизнь и энергию, рано или поздно вас посетит разочарование и придется знакомиться с собой заново. Кем бы вы себя ни считали.

— Сейчас в прессе можно найти множество сообщений о том, что группа «Крихітка Цахес» призывает украинцев позаботиться об окружающей среде. И даже на сайте можно заказать вашу оригинальную экологическо-безопасную сумку с надписью «Торба — природі». Кто генератор идеи? На реальные результаты надеетесь?

— Хочу, чтобы каждый украинец ходил в супермаркет с собственной сумкой или пакетом и не брал нового кулька у кассы. Хотя бы благодаря этому мы меньше будем дышать сожженным пластиком. Кстати, о подробностях эко-кампании «Торба — природі» можно прочитать на нашем сайте www.torbanature.org.

— Вы неоднократно называли украинский шоу-бизнес болотом. Неужели все так запущено? Тогда кого можно назвать куликом среди такого болота?

— Музыка как бизнес появляется тогда, когда народ перестает выживать и начинает развлекаться. Поэтому Украине еще далеко до финансовых оборотов шоу-бизнеса Швеции, например. И ни для кого не секрет, что шоу-бизнес в Украине пребывает в легком состоянии подмены понятий. То есть здесь звездами считаются те, кого часто показывают на ТВ (даже если их диски не продаются). Поп-музыкой часто считаются проекты, созданные для потребностей корпоративного рынка. Рок-музыкой — все, что стоит рядом с кожаной курткой и дисторшном на гитаре. Форматом — то, что уже одобрили и покрутили другие. Продюсерами называют не людей, которые могут раскрыть артиста, найти новый саунд и целостный образ, а пробивных дядь, купивших песню, заплативших за эфир и организовавших корпоратив на Новый год. Это стандартный комплекс неполноценности в молодой стране, закоплексованность, консервативность.

80% музыкальных журналистов и тех, кто ведет рубрику «Куль­тура», вообще не разбираются в музыке и не интересуются ею. Нам по 50 раз во всех уголках страны задают абсолютно одинаковые вопросы, ответы на которые в ассорти­менте есть в Интернете. Журналис­ты, пишущие о музыке, не отличают Franz Ferdinand от Fall Out Boy, электроклеш от эмбиент, не знают, кто получил Grammy за лучшую песню, не в курсе, кто успешнее всего продается в Украине. 80% ведущих на ТВ и радио не могут правильно выговорить имен исполнителей и названий их песен. Я могу на пальцах одной руки перечислить тех, кто пишет грамотные музыкальные рецензии. То есть института музыкальной журналистики у нас еще нет.

Что же касается музыкантов, есть несколько хороших поп-артистов, есть куча серых вторичных бизнес-проектов.

Есть люди, занимающиеся музыкой просто потому, что она — их призвание. Некоторые из них делают это хорошо и публично. Из тех, кого знаю лично, это «Бумбокс», «Естети­ки», «ОЕ», «ВВ», «Димна Суміш», «Люк», «С.К.А.Й», «І друг мій грузовік», Карпа, Катя Чілі, еще около двух десятков имен.

В «шоу-бизнесе» всегда было, есть и будет великое множество случайных людей, никоим образом не причастных к музыке и творчеству, и даже исполнители посредственные. Правда, очень радует, что слушатель — назовем этим словом «народ» — на таких артистов и не ходит. Единственный показатель того, что артист настоящий, — это аудитория, готовая прийти на концерт. А пока страна меняется, нужно просто спокойно делать любимое дело и писать песни.

— Что, кроме собственных записей, слушаете в свободное время?

— Last.fm радио. Новые британские и американские группы. Джаз.

— Ваш стиль жизни, как пишут некоторые СМИ, — «без алкоголя, табака, наркотиков, случайных сексуальных партнеров». К тому же вы вегетарианка. А что стало отправной точкой именно такого кредо?

— Никакое это не кредо! Просто я уже все испробовала. И мне нравится так, как сейчас.

— Сказался ли нынешний кризис конкретно на гастролях вашей команды?

— Не очень. Мы не были завязаны на корпоративных концертах. Намного больше нам повредила деятельность компании, продававшей наши диски, снявшей наш клип из эфира перед последним туром.

— Не хочется ли иногда «пожаловаться», что на двух наших центральных каналах — «Интере» и «1+1» — вы появляетесь намного реже, чем некоторые другие музыканты?

— Мне нравится быть незаметной в жизни. Я рада, что никто не цепляется ко мне на улице. Единст­вен­ное место, где мне необходимо внимание, — сцена. А для этого не обязательно продавать дешево свою частную жизнь, обсуждать качество майонеза или кататься на коньках перед камерой. Поэтому я отказываюсь от не интересных мне эфировJ.

— Недавно многие музыканты роптали, что трудно попасть в эфир и дорого стоит разместить клип. У вас сейчас есть такие проблемы?

— Нет. Все честно — мы не платим. Поэтому нас и крутят понемногу, под настроение, ночью, без гарантий. Все же мы хороший пример украиноязычного продукта, которым надо заполнять эфир на 50%, за что Нацсовету еще раз спасибо. Вот, например, когда в стране траур, то наш клип «Монета» звучит в эфире...

— Кстати, а каков средний бюджет клипа для группы «Крихіт­ка Цахес»?

— В смысле — сколько мы платим? Первый клип стоил 150 баксов, последний — несколько тысяч. Если есть хорошая идея, можно снять недорого, и выйдет классно. Нам далеко до бюджетов «Ремонту води», конечно, пока что. Хочется с Майклом Каннингемом, Палмье­ри или Семюэлем Бейером поработать... Но это, очевидно, пока что мечта.

— Есть ли у вас тот локомотив, который помогает двигаться вперед?

— Локомотивом является оптимизм и вера в светлую сторону силы, мое желание и отсутствие сомне­ний в том, что я делаю свое дело. Все остальное как-то так складывается. Но иногда мне не хва­тает людей, которые могли бы меня оберегать от стрес­сов, связанных с продвижением музыки и решением материальных вопросов.

— Как вы считаете, нынешняя популярная музыка может как-то отражать гражданские настроения в обществе? Как это было, например, в период «роковых» 80-х, когда процветали «Алиса», «ДДТ», БГ?

— В роковые 80-е я ходила в детский сад. Узником совести отнюдь не была. А вышеназванные группы меня никогда не интересовали. Я девушка. Я пишу на темы для меня более органические. А весь этот социальный тестостерон — неудовлетворенность обществом, критика несправедливого социума, саркастические упреки политикам — есть, например, в текстах «Тартака», «ТНМК», «Тола», большинства «трудных» групп и панков-групп и т д. Когда симпатичные мужики с цинизмом и знанием жизни на лице рассказывают обо всем этом, мужественно и негодующе жестикулируют, — как-то органичнее смотрится. Общест­венная лирика? Спасибо, я пас!

— А приходилось иногда обращаться за помощью к каким-то политическим силам, чтобы решить вопросы с очередным концертом или туром?

— Нет. Но если позовут в политический тур, обязательно поедем, за двойной гонорар. Нужно же возвращать себе налоги.

— А есть среди украинских полит­фигур персонажи, которым вы искренне хотели бы посвятить какую-то композицию?

— Большинству из них я бы посвятила песню под названием, например, «Отримав мандат — сів у тюрму». Или — «Що ж ви такі жадібні, олігархічні маріонетки?» Но не пишу социальной лирики, я уже говорила...

Да и они все тоже пока что не настоящие политики, а так — бизнес-проекты для чужих корпоративных интересов.

Екатерина КОНСТАНТИНОВА

Фото звезд и знаменитостей, Биография, «Крихітка» («Крихітка Цахес»), Саша Кольцова (Каша Сальцова)

Комментарии

Загрузка...
Интер - программа на неделю