Дмитрий Павленко , 19 апреля 2008 в 18:51

Андрей Данилко рассказал о перспективах Верки Сердючки

по материалам www.blik.ua

С Андреем Данилко мы встретились в одном из киевских ресторанов. Ожидая нас, он заказал себе покушать. И по ходу трапезы поделился с прессой своими впечатлениями о грядущем «Евровидении», рассказал о своем быте, отдыхе, вспомнил даже школьные годы и то, как он подрабатывал.

– Андрей, закончился в свое время период «Харашо», прошел год после «Евровидения». Каким будет твой новый этап и следующий образ?

– Год еще не прошел! А моя звезда сейчас очень актуальна. Это самый точный образ из всех моих головных уборов. Звезда Сердючки подходит ко всему – и к народным песням «а-ля свадьба», и к продвинутым.

– А когда настанет время прощаться со звездой, как планируешь это обыграть?

– У меня была одна идея… Если бы мы поехали второй раз на «Евровидение», то в финале я бы обязательно разбил ее на сцене. Чтобы вся Европа загадала желание!

– А ты хотел бы снова поехать в качестве участника?

– Конечно! А я что, не могу снова поучаствовать? Но, ты знаешь, как-то в прошлом году после финала было больше желания, нежели сейчас.

– Ты хотел всем доказать, что Верка – первая?

– Нет, не доказать. Я думаю, просто людям было бы весело снова увидеть Сердючку. Но фишка в том, что звезда у меня на голове выросла в два раза больше!

– А как расцениваешь шансы Ани Лорак в этом году?

– Очень сложно что-то сказать, потому что «Евровидение» очень непредсказуемая штуковина. Когда мы ехали в прошлом году на конкурс, то фаворитами были шведы. Они работали под Фрэди Меркьюри. Но случилось непредвиденное, и эти ребята даже в десятку не вошли. Поэтому прогнозировать что-либо сложно. Никто ведь не думал, что мы будем вторыми. Хотя, по сути, это было первое место.

– В прошлом году ты мне говорил, что очень восхищался сербкой.

– Да. Я за нее действительно болел. Считаю, в прошлом году было два ярких персонажа – это сербка и Колдун от Белоруссии. Но сам отборочный был очень плохой – скучный. Так что судить, какие шансы у Ани – очень тяжело. В принципе, так же, как и у Билана.

– А то, что Киркоров поддерживает Ани Лорак… Думаешь, для нее это плюс? Его как-никак считают не наилучшим знаком «Евровидения». Все, кого он ни продюсировал на этом конкурсе, первые места не занимали.

– Это неправда! Когда была ситуация с Агурбаш, то она реально плохо спела в отборочном. А номер Колдуна успешный. У Филиппа с ним была задача попасть в финал. А в итоге он оказался на 6 месте. Это злые языки на Филиппа наговаривают. Считаю, Лорак повезло, что в ее команде Киркоров. Он просчитывает ситуацию «Евровидения», как никто другой.

– Ты в этом году тоже собираешься ехать? В качестве поддержки?

– Не все так просто. На самом деле там одна площадка, которая работает. Сейчас ведутся переговоры по организации моего выступления на украинской вечеринке и вечеринке «Евро 4» (это вечеринка стран-спонсоров: Англии, Испании, Германии, Франции. – Прим. авт.). Также планируем мой сольный блок в 40 минут.

– Поедешь на две недели? Или ближе к финалу?

– Пока не знаю… Как только все прояснится – смогу сказать.

– Не боишься ехать в Сербию? Ведь там еще недавно велись военные действия.

– То, что показывают по телевизору – картинка. Стрельба, бомбежка… А когда ты находишься на месте военных действий – ты этого не ощущаешь. Подобная ситуация у меня была в Израиле. По телевизору транслировали такой ужас, а я, на самом деле, ничего не ощущал. Телевидение ищет страшные картинки!

– Андрей, перед «Евровидением» в прошлом году ты ввел в свой номер новых ребят. В составе балета появились новички плюс две бек-вокалистки. Может, в ближайшее время еще кого-то возьмешь в коллектив?

– А зачем? Перед конкурсом была потребность в бек-вокале – появились две новенькие девушки. Они очень необычные не только по картинке, но и по восприятию. А что по телевизору показывают? Одни поющие телки. Я их не отличаю и не понимаю, кто из них кто. Один типаж, один мотив! А когда кто-то уходит, а кто-то приходит, я разницы не замечаю.

– Почему не показываешь юмористические номера, как ты раньше делал?

– Я закончил с этим. Потому что их тиражируют, показывают по тысяче раз. Находят старые записи моих выступлений, которых даже у меня нет! Я там выгляжу на лет пятнадцать. На самом деле, не только я страдаю… Мне и Гальцев говорил, и Лена Воробей, что без их ведома повторяют записи их концертов в то время, как они гастролируют по стране. Это же убытки для артиста! Человек предпочтет посмотреть по телевизору выступление звезды, нежели идти на концерт.

– Андрей, ты так давно в образе Сердючки… Не начинаешь мыслить, как Верка?

– Ну, я же не живу на Фрунзе, 103 (по этому адресу находится психиатрическая больница. – Прим. авт.). Когда мне задают подобные вопросы, я удивляюсь.

– Хорошо. А долго выходишь из своего образа?

– Мне это совершенно не тяжело! Я не сижу три часа, чтобы войти и выйти из образа. Оделся в образ Верки – я ОНА, надел любимую футболку – становлюсь снова Андреем Данилко.

– Ты в жизни одеваешься неброско. Устаешь от блесток Верки?

– Нет. Я устаю от внимания людей. Но это издержки профессии. Поэтому я так скромно одеваюсь в жизни. Андрей Данилко – человек больше закулисный, чем публичный.

– Свободное время как проводишь?

– Могу сходить на какой-то спектакль, а иногда с друзьями пьем пиво…

– Осенью прошлого года ты слег в больницу. Похоже, здоровью ты совершенно не уделяешь времени.

– Во-первых, моя болезнь была слишком преувеличена в прессе. Я просто лежал в больнице. А написали, будто я умираю, и уже чуть ли не уточняли, куда венки заносить.

– А как сейчас самочувствие?

– Сойдет.

– Андрей, твои последние песни: «Dancing» и «Kiss please» рассчитаны на молодежь, на подростков. Сердючка меняет аудиторию с застольной на подростковую?

– Я делаю то, что мне хочется. На сегодняшний день я вижу Сердючку именно в таком образе. Мне говорят: «Не-е-ет! Сердючка должна петь про горилку». Это они так решили! А я думаю иначе и пою то, что считаю нужным. Сердючка развивается. Она идет в ногу со временем. В свое время меня пытались переубедить, что на «Евровидении» Верка должна петь «Европа, гоп!». Люди не чувствуют моего персонажа. Если бы я спел «Европа, гоп!», то занял был 105 место!

– С участниками из других стран, которые в этом году выступят на «Евровидении», знакомился?

– Я полистал несколько стран в Интернете. Мне ничего не понравилось – чего-то яркого не услышал.

– И даже Билан?

– Знаешь, его песня на прошлом «Евровидении» мне показалась сильнее, чем эта.

– Как относишься к тому, что сейчас все, особенно женские коллективы, раздеваются, чтобы привлечь внимание?

– Если это к месту и если это красиво, то почему бы и нет. Но чаще всего на это просто невозможно смотреть! Порой на человека обращают больше внимания, когда он одет, а не когда раздет.

– Россияне уже отошли от прошлогоднего скандала с «Раша, гудбай»?

– Это все прошло. Они ведь прекрасно понимают, для чего это делалось. У меня сейчас очень большое количество работ на территории России.

– В студенческие годы ты подрабатывал, торгуя квасом. А как еще зарабатывал деньги?

– В основном, старался заработать выступлениями. Даже, если работал в магазине, то всегда параллельно где-то выступал за 5–10 рублей. Нас часто приглашали в разные училища, когда у них были конкурсы самодеятельности. Я и выступал, как студент этого заведения. За это мне в конвертике давали 25 рублей.

– Вообще с какого времени ты стал сам зарабатывать?

– Лет с 16. Даже раньше – где-то с класса восьмого. Потому что я еще параллельно учился в художественной школе.

– Скажи, с мамой по образу, а в жизни с Инной Белоконь, часто встречаетесь вне работы?

– Конечно. Хотя Инна живет в Полтаве. Но у нас такое количество репетиций и концертов, что она чаще бывает здесь, в Киеве.

– Вы столько лет работаете вместе – она не хочет переехать в столицу?

– Ее там держит семья, родители, муж. Но она настолько привыкла, что поездка на поезде из Полтавы в Киев для нее то же самое, как нам проехаться с Харьковского до центра по пробкам.

– Любишь готовить дома?

– Любишь – не любишь… Это необходимость! Завтракать приходится дома, а иногда даже и ужинать. Но, бывает, что у меня случаются кулинарные припадки.

– Правда, что ты сейчас достраиваешь дом в Конче-Заспе?

– Ну нет у меня там дома! Мне часто приписывают то какой-то замок под Бучей, то квартиры в Москве и Монте-Карло.

– Тебе какой ближе отдых – полежать на пляже и позагорать или активный – на лыжах где-нибудь в горах?

– Боже спаси! Я люблю пассивный отдых! Желательно, чтобы это был пансионат для пенсионеров. И только в Украине! Потому что, как только подумаю, что надо куда-то лететь – сразу отпадает все желание. И так полжизни проходит в самолетах!

Юлия Чухлеб

Евровидение (Евровиденье, Eurovision, Євробачення), Андрей Данилко, Верка Сердючка

Комментарии

Загрузка...
Интер - программа на неделю